В Нижней Тавде появится новая историко-краеведческая экспозиция, посвящённая местному торговцу Керенскому 

В период пандемии работники историко-краеведческого центра Нижнетавдинского района всерьёз задумались над увеличением туристического потока. «Сибирское подворье» по-прежнему притягивает гостей, но нужно двигаться вперёд и воплощать новые идеи. Выделение смежного с подворьем земельного участка заставило задуматься о следующем проекте.

– Долго думать не пришлось – вспомнилась одна замечательная история купца, который жил и работал в Слободе Тавдинской – Керенского Петра Васильевича, – делится заместитель директора автономного учреждения «Культура» по музейной работе Анна Стрельцова. – Ещё когда я работала в библиотеке, нам пришло письмо от его потомков из Калининграда. В ту пору директором сети библиотек была Татьяна Афанасьевна Куксгаузен, и она хорошо знала историю Керенских, даже готовила доклады, вошедшие в сборники краеведческих конференций «Тавдинские чтения». Пётр Васильевич был купцом, сам проживал на улице Свердлова, и там же располагались его торговые лавки. Именно эту историю мы и хотим воплотить в проекте – новую экспозицию при «Сибирском подворье», посвящённую торговцу Керенскому.

 

История тавдинского купца

Первый Керенский появился в Слободе Тавдинской во второй половине XIX века – мещанин из Пензенской губернии Василий Егорович 1857 года рождения. В январе 1890 года он заключил брак с тюменской девушкой Яковлевой Анисьей Яковлевной. У них появилось семь детей, старший из которых, Пётр, герой нашего материала, родился в 1894 году. В 1914 году он женился на уроженке деревни Бугры Богдановой Марии Герасимовне. Она родила ему двух сыновей Василия и Фёдора, а в 1917-м  скончалась. Чуть позже Пётр Васильевич женился во второй раз. В 1930 году Петрушина Маремьяна Максимовна родила сына Виктора.

Проживал Пётр Васильевич в угловом доме на пересечении улиц  Клубной (ныне – Свердлова) и Мира. Сегодня там торговое здание, а раньше располагался военный комиссариат. Это был двухэтажный деревянный дом, как и прочие дома в этой части села. Первый этаж был оборудован под торговые лавки, а на втором жило семейство Керенских. Ассортимент соответствовал запросам того времени – торговали как продуктами, так и полезными в хозяйстве веществами и предметами. Лавки представляли собой эдакий магазин хозяйственных товаров первой необходимости.

 

Без прав

Вечером 26 октября 1917 года состоялся II Всероссийский съезд советов рабочих и советских депутатов, который сверг временное правительство. С этого момента советы стали основой нового государственного строя. Выборы между тем не были всеобщими. Определённые категории лиц не получили избирательного права: люди, жившие на проценты с капитала, имевшие доходы с предприятий, поступления с имущества и тому подобное. Также лишенцами стали духовные служители церквей, служащие и агенты бывшей полиции, члены царствовавшего в России дома и частные торговцы. Избирательных прав был лишён и Пётр Васильевич Керенский, и члены  его семьи.

Такие люди не имели права голоса, им нельзя было проживать в Москве и Ленинграде, их не брали на работу, они не могли занимать ответственные должности, не имели права на получение пенсии или пособий по безработице. Даже продовольственные карточки лишенцам не выдавали, а иногда и вовсе лишали нажитого имущества.

Прошло пять лет (а лишали именно на этот срок), и Пётр Васильевич подал ходатайство в Уралоблизбирком о восстановлении. Всё это время Керенский не занимался торговлей, а посвятил себя общественно-полезному труду. 27 марта 1929 года в правах его восстановили. Но уже через три года, в одну из зимних ночей, когда вьюга мела так, что не видно ни зги, семья погружает всё своё имущество в сани и уезжает в неизвестность. Причина остаётся тайной, но можно предположить, что глава семейства был репрессирован. Дом же был раскатан в 1956 году.

 

По следам потомков

В 2012 году в Нижнюю Тавду пришло письмо из далёкого Калининграда за авторством Натальи Панковой, являющейся внучкой Петра Васильевича Керенского. Ей хотелось узнать больше про своего деда, так как ни бабушка, ни отец почти ничего не рассказывали. В советах не принято было говорить о репрессированных, потому Маремьяна Максимовна и держала язык за зубами. Известно только, что со Слободы Тавдинской она вместе с сыном уехала в Краснодарский край, а сына воспитывала одна. На момент приближения школы сын Петра Виктор перестал быть Керенским – мать поменяла его фамилию на свою девичью, и стал мальчик Петрушиным. В 1958 году  Виктор побывал в Тавде (имеется даже фотография), но детям так и не рассказал ни с кем встречался, ни с кем говорил.

У Виктора Петровича родилось двое детей: Наталья, которая и прислала письмо на малую родину отца, и Игорь. Они подарили миру трёх девочек, а это значит, что здесь мужская линия Керенских прервалась. Но мы ничего не знаем о судьбе двух старших сыновей от первого брака Василия и Фёдора. Но, как бы там ни было, в Нижней Тавде о Петре Васильевиче помнят, ведь именно он станет лицом новой экспозиции, и об этом мы расскажем подробнее, когда начнутся работы по её созданию.