В крайнем путешествии в Новотроицкое проскользнуло упоминание, что в районе деревни Иски-Чебаковой в своё время располагался стан Ермака. Старожилы из уст в уста передают эту легенду, и сегодня мы попробуем разобраться, могла ли дружина остановиться на берегу Иски. 

Ещё в конце XV века Иван III отправлял в Сибирь военные экспедиции, чтобы покорить и присоединить этот суровый неизведанный край, но успехом предприятие не увенчалось. Территория Сибири была обширна, но мало населена. Остяки, вогулы, самоеды и, конечно, татары жили под осколками Золотой Орды, представители которой правили своими небольшими мирками и решали зачастую насущные проблемы.

Но в 1563 году  хан Кучум захватил сибирский престол и начал задумываться о вытеснении русских из Сибири за Уральские горы. В этих же годах именитые купцы Строгановы получили земли на Урале от самого Иоанна Васильевича Грозного. Вседержитель был в курсе ситуации в этих краях и потому разрешил новым хозяевам нанять ратных людей, чтобы отбивать атаки Кучума. Тут на сцене и появляется Ермак.

Атаман в деле

Строгановы пригласили отряд вольных казаков во главе с Ермаком Тимофеевичем, дабы он прошёлся за Урал до самой столицы Сибирского ханства – Искера (Кашдыка). Те поднялись по Волге до Камы, где их и встретили купцы, снарядив всем необходимым для похода начиная от пороха и заканчивая продовольствием. Новоиспечённые землевладельцы обладали серьёзными ресурсами и сделали всё от себя зависящее, чтобы военный поход завершился удачно.

Дружина Ермака добралась до Уральских гор по рекам, а через сам хребет пришлось переходить пешком. Через некоторое время войско было уже на Туре. Здесь они с боем прошлись по Епанчину городку (ныне Туринск) и Чинги-Туре (ныне Тюмень). А затем начинается то, к чему у нас с вами интерес повышенный.

Историки сходятся во мнении, что Ермак со товарищи свернули с Тобола в Тавду, чтобы оторваться от преследователей (так как кучумовцы то и дело норовили атаковать дружину с берегов), передохнуть и найти союзников из местных народностей. Жители Сибирского ханства, кстати, охотно соглашались вступить под знамёна Ермака. Слава о нём шла впереди него, и многие выбирали путь предательства, но жизни. Покорители Сибири обрастали свежей силой в лице остяков, вогулов и даже татар которые всё же страдали от политики Кучума.

В пополнении войска играла огромную роль личность атамана. История умалчивает о происхождении Ермака, и чем больше времени проходит, тем больше появляется гипотез и предположений. Достоверно известно несколько моментов: он был казаком, его отца звали Тимофеем, руководителем он был от бога . В войске его была строжайшая дисциплина (хотя откуда это известно – ума не приложу), и военные успехи в стычках с людьми хана Кучума были связаны именно с этим. Победная тропа казака и притягивала сибиряков присоединиться к нему.

Выдержка из «Истории Сибирской»:

«Июля в первый день того же году (1583) ездили воевать по Тавде: взял Лабутинский городок, князька Лабуту с богатством и Паченку, и на Паченке бой великий бе, яко Поганое озеро наполнил трупами»

Ермак в Нижнетавдинском районе

Как мы упоминали в прежних материалах, Ермак взял Лабутинский городок (район современного Антипино), а затем – Паченку, расправившись с властвующими князьями. Здесь никаких сомнений быть не может, так как это совершенно ясно отражено в летописях. И тут мы подходим к самой сути материала.

Однажды довелось побывать в командировке в новотроицкой стороне. Там от местных жителей я услышал занимательную легенду, согласно которой Ермак со своей дружиной разбивал лагерь в районе деревни Иски-Чебаковой. Это предание переходит из уст в уста, о нём помнят старожилы, а теперь знает и молодое поколение с лёгкой руки «вечного двигателя» из Новотроицкого Александра Рыкова. Вопрос очевидный: мог ли атаман с казаками останавливаться на таком отдалении от реки Тавды?

Стоит заметить, что Иска-Чебакова располагается неподалёку от реки Иски, а стан, согласно местным легендам, располагался на одном из её берегов. С этого момента мы можем только предполагать. Во-первых, нужно понимать, что и реки, и озёра, да и ландшафт в целом выглядели совершенно иначе пятьсот лет назад. Во-вторых – ермаковцы периодически сходили на берег в поисках более лёгкого и быстрого пути. Как мы уже упоминали, историки убеждены, что в Тавду казаки заглянули передохнуть. Ударение, разумеется, на четвёртый слог. Ещё до Лабутинского городка они могли углубиться в незнакомые земли, чтобы перевести дух на берегу. На пятки наступали люди Кучума, не желавшие допустить того, чтобы Ермак добрался до их столицы, и потому предположение о стане, далёком от речного русла, кажется весьма убедительным. Тем более и  Тавда, и Иска впадают в Тобол – реку, встречающуюся с Иртышом, на берегу которого стоял Искер.

Сегодня Иска – совсем маловодная речка, но половину тысячелетия назад она наверняка была гораздо шире, и ермаковские струги легко прошли бы по ней. Стан на берегу Иски кажется соответствующей разумному атаману мерой предостережения. Если бы на пути к Тавде они встретили серьёзное сопротивление, то вернулись бы в Тобол по Иске. Но, как нам известно, прибегать к запасному варианту атаману не пришлось, так как дружина пошла вверх по Тавде, разбила Лабуту и Паченга и дошла до Пелыма, что ныне располагается в Свердловской области. Затем они по Тавде же вернулись в Тобол и начали бой за столицу ханства.

Все точки над ё

Теоретически  в районе Иски-Чебаковой мог быть стан Ермака. И потом – не зря об этом так настойчиво упоминают коренные жители. Народная память всегда сохраняет подобные истины. С точки зрения обороны с учётом возможного отступления позиции лучше не придумать. Так что сойдёмся во мнении, что атаман всё-таки остановился на новотроицкой земле, тем более что там очень красивые места. Как говорится, то, что нельзя опровергнуть, вполне может оказаться правдой.

Александр Рыков, кстати, ежегодно устраивает пеший туристический маршрут из Новотроицкого до Иски-Чебаковой. В его ходе он рассказывает гостям и молодому поколению историю родного края и малой родины.

До настоящего момента он мог упоминать о стане Ермака лишь вскользь, а теперь, опираясь на данный материал, Александр Петрович может себе позволить небольшой экскурс в историю, из коего становится понятно, что события минувших лет – предания старины глубокой, и на самом деле всё могло быть именно так, как запомнили старожилы.