Трудная жизнь и минуты счастья

By
Updated: 26 декабря, 2019

В пяти километрах от Вагая стоит деревенька Ерши, в которой родилась жительница села Новоникольское Нина Васильевна Тарасова (в девичестве Карпова). Накануне своего девяностолетнего юбилея эта интеллигентная и здравомыслящая женщина рассказала пронзительную историю военного детства и трогательной любви, оборвавшейся на пике.

Всё для фронта, всё для Победы

В крохотном селении Ерши почти все были родственниками и носили старую русскую фамилию «Карповы». Деревенька пряталась под шатром дремучих лесов в стороне от тракта. В ней было всего-то  двадцать дворов, но народа там ютилось немало, поскольку семьи были многодетными.

Колхоз «Красный пахарь» объединил людей вокруг общего дела, а руководил им отец Нины Васильевны Карпов Василий Андреевич. Вторая яркая личность деревни – Евдокия Никитична Карпова (ныне Доронина), много лет возглавлявшая в Вагайском районе райком профсоюза учителей. Третья – вечный тракторист Михаил Петрович Карпов.

На единственной чудом уцелевшей фотографии того времени, спрятавшейся среди страниц альбома Нины Васильевны, почти нет взрослых женщин, которые во время войны руководили детьми на колхозных работах. В начале Великой Отечественной большинство мальчишек и девчонок в деревне, окончив начальную школу в Старом Погосте, бросили дальнейшее обучение  и стали помогать взрослым.

 — До войны я окончила четыре класса, — вспоминает, перебирая в памяти страницы прошлого, Нина Тарасова. — А потом не училась в течение двух лет, пока отец бил фашистов. Основные приметы войны – это тяжёлый труд, недостаток питания, горестные глаза матерей. Как только они выдерживали физические нагрузки, ведь люди жили только натуральным хозяйством и работали в колхозе. Плюс каждая семья была обязана сдать государству по 360 яиц и 120 литров молока. Неважно, держишь ты скот или нет, налог заплатить обязан. Это отнимало последние силы.

Сельский труд осложнялся отсутствием одежды и обуви. Мастеровые люди шили из кожи чирки, которые напоминали тапочки. В их верхнюю часть вдевали верёвочку, чтобы туда не попадал снег зимой, понятно, что от мороза такая обувь не спасала.

Помимо молока и яиц, фронт нуждался в рыбе. Деревенский житель организовал бригаду из девочек-подростков, в составе которой была Нина. Рыбачили по ночам. Маленькие несчастные девочки, которым природой определено  играть в куколки, печь пирожки, выращивать цветы и вышивать сарафаны, ходили с бреднями по пояс в холодной воде. Душистая уха казалась единственным утешением. Она хоть немного согревала сиротские детские сердца и наполняла теплом голодные желудки. У каждой девочки был чугунок с варёной картошкой, которой они угощали друг друга. И хотя всё у них было одинаковое, в этом действии таился глубокий жизненный смысл: люди умели делиться последним.

 — Жатва – вот самая тяжёлая работа, — вспоминает с глубоким вздохом моя собеседница, — Деревенский мужик дядя Миша правил тройкой запряжённых в агрегат лошадей. Он скашивал хлеб, передвигаясь вкруговую. Девочки стояли каждая на своём месте. Колосья  требовалось собрать, связать в снопы и откинуть, чтобы дать дорогу. И так целый день. Когда лошади устанут, мы серпами обжимаем углы, чтобы ни одно зёрнышко не пропало. Снопы складывали в суслоны. Чтобы закрыть урожай от непогоды, каждый суслон покрывали ещё одним снопом.

Обыкновенные герои

Как уже упомянула Нина Васильевна, почти все взрослые мужчины деревни Ерши в начале войны ушли на фронт, и судьбы их сложились по-разному. У деда Карпова Андриана погибли четыре сына: Пётр, Ефим, Василий и Никита. Да и сам он трагически ушёл из жизни, когда работал мельником. Однажды его кафтан закрутило механизмами. Невестки с малыми детьми продолжали вести хозяйство в трёх построенных рядом домах.  Отец Василий Андреевич воевал на ленинградском направлении, вернулся израненным, но, главное, что живым, и стал председателем колхоза. Иногда каким-то чудом он добывал конфеты. Не роскрошные шоколадные, а простые карамельки. Отец собирал девочек до работы и давал каждой по две штуки. До сих пор Нина Васильевна помнит их вкус — самый сладкий в жизни, потому что их давал папа и была война.

В старости, вспоминая военные годы, отец говорил, что жил одной заботой: сохранить детей в деревне, чтобы со спокойной совестью держать ответ перед их отцами.

Война проявила лучшие человеческие качества — веру, трудолюбие, храбрость, терпение, жертвенность и взаимовыручку. Нина Васильевна вспоминает, что в деревне появилась женщина с кучей ребятишек, а её муж и старший сын погибли на фронте. Всем миром им сработали домишко с одинарными оконными рамами. Детей постарше пристроили подпасками. Так они и выжили.

Когда закончилась война, девочка Нина училась в седьмом классе. Уже в тринадцать лет она получила медаль «За доблестный труд». Нина Васильевна Тарасова – ветеран Великой Отечественной войны.

Смерть шла по пятам за любовью

Слушаю Нину Васильевну и удивляюсь, как женщина владеет речью. Это потому, что она всю жизнь проработала учителем русского языка и литературы.

После войны героиня окончила педучилище и учительский институт в городе Тобольске. Как только получила диплом, учебное заведение было реорганизовано в педагогический институт, и Нина Васильевна  продолжила в нём заочное профессиональное образование – так сильно она тянулась к знаниям.

Главная примета послевоенного времени – большое число осиротевших детей, поэтому учителя были не только педагогами, но воспитателями и родителями. От них на 100 процентов зависело, какими людьми вырастут мальчики и девочки. Учитель вспоминает, что её воспитанники оказались душевными ребятами, принимали её как родного человека, старались во всём помочь.

Нина Васильевна вспоминает, что рано вышла замуж. Её супруг Тарасов Василий Матвеевич был чудесным человеком. На фронте он не попал по возрасту (родился в 1927 году). Его семью не миновала печальная участь: советская власть раскулачила зажиточных родителей и выслала на север. Через некоторое время отец ушёл на фронт, а мать с детьми вернулась в Вагайский район. Василий устроился сборщиком налогов. Приходилось ездить на лошади по самым дальним таёжным заимкам. Однажды он отправился в Уват.  По дороге на обоз напали волки, спешащего путника они не догнали, но испугали лошадей, которые выкинули парня из телеги. С разбитой селезёнкой он пешком вернулся в Вагай. Молодой человек не обратился вовремя в больницу, и у него воспалилась печень. После операции юноше сказали, что он проживёт не более трёх лет. Когда прошло два года, Василий встретил свою избранницу.

 — Пусть хоть год проживу, но с любимым человеком, думала я тогда, — вспоминает Нина Васильевна. – Бог нам дал не год, а десять счастливых лет. За это время я родила двух замечательных дочек. Мой муж, конечно, всё это время продолжал болеть. Плохое «пророчество» врачей сбылось, и я потеряла родного человека.

Нина Васильевна считает, что огромную помощь в воспитании дочерей оказала мать покойного мужа. Она жила в семье невестки до смерти и вложила в деток свои лучшие качества. Старшая дочь Галина окончила школу, строительный институт и уехала со своим мужем на Чукотку. Хотя он был местным, но служил в тех местах, и ему очень понравилась красота чукотского края и человечность людей. «Мама, я там всегда мёрзла», — как-то пошутила дочь, наверное, поэтому через много лет семья переехала жить в Краснодарский край на побережье Азовского моря. Младшая дочка Надя окончила лесотехнический техникум. Она работала в научно-исследовательском институте лаборантом, и в это время полюбила парня из Чечни, русского по национальности.  Она вышла замуж, уехала в Грозный, а когда началась война, вернулась с мужем обратно.

Уже в пожилом возрасте Нина Васильевна переехала в Нижнетавдинский район к дочери Надежде. Десять лет они живут в Новоникольском. 10 января ветеран войны отпразднует девяностолетие. Здоровья, вам, мудрый и добрый человек.

Сергей ГУБАРЕВ

You must be logged in to post a comment Login