По старой памяти, что по грамоте…    

By
Updated: Февраль 9, 2018

В 2018 году Нижнетавдинскому району исполнится 95 лет. И в этом же году 105 годовщину отметит наша больница. За долгие годы она по-разному называлась, строилась и перестраивалась, меняя свой облик и внутреннее содержание. Сколько людей в белых халатах трудилось здесь в разные годы, многие отдали избранному делу жизнь.

Больница в Нижней Тавде построена в 1913 году. Называлась она волостной и начиналась с шести стационарных коек. Оказанием медицинской помощи занимался фельдшер да бабки-повитухи, и только один-два (!) раза в год приезжал из Тюмени врач.

С 1914 года число коек увеличилось до десяти, работали уже врач и акушерка.

В этом же году в Нижней Тавде появилась аптека.

После 1917 года лечебное учреждение получило название Нижнетавдинская больница. В состав её вошли три ФАПа, шесть фельдшерских, два трахоматозных пункта, женско-детская консультация. Энергия отсутствовала. Транспорт был только гужевой.

В 1940 году начала работу клинико-диагностическая лаборатория.

В 1948 году больница была уже на 50 коек, её объединили с амбулаторией. В 1949 году открылся рентгеновский и физиотерапевтический кабинеты. В этом же году стали пользоваться энергией от электростанции Нижнетавдинской МТС.

К 1950 году в лечебном учреждении работало три врача: хирург, кожвенеролог, зубной.

С 1964 года в районе работает две больницы: Нижнетавдинская ЦРБ на 100 коек и Велижанская районная №2 на 125 коек, четыре участковых больницы по 25 и одна на десять коек. Всего трудилось 20 врачей.

В 1981 году построена новая районная больница, на 25179 человек населения работало 29 врачей.

Делится воспоминаниями Бариза Хохлова. 37 лет в медицине.

– Помню больницу с 1958 года. Роддом, инфекционное отделение, физиокабинет находились в одном здании, только входы были разными. В основной больнице (мы её называли общим отделением) находились детские, гинекологические, терапевтические, хирургические палаты. Комната в 12 метров была приёмной, где делали перевязки, спасали больных, поступающих в критическом состоянии. Рядом по коридору находилась раздевалка для сотрудников, ванная и туалеты. Ванная топилась целыми сутками, воду приносили с реки Саранки. Здесь долгое время работала санитаркой Н.А. Мухина.

Помнят нижнетавдинцы Ф.Г. Виссарову как человека большой души, добросовестного и требовательного к персоналу, она трудилась тогда старшей медсестрой. Дежурная сестра была одна на всё отделение, она заводила истории болезни на поступающих пациентов. Процедурной сестры не было, поэтому в обязанности дежурной входила подготовка шприцев, систем, игл. Воды дистиллированной не было, поэтому воду с реки отстаивали, процеживали и потом кипятили в стерилизаторах. Но всё равно было много накипи, поэтому иглы закупоривались, отверстия прочищали тоненькими металлическими проволочками – мандренами.

Здесь же находился операционный блок. Медсёстры с санитарками больных после операции выносили на руках.

Имелся при больнице приусадебный участок, содержались свиньи, лошади. Сено сами заготавливали: кто умел, косил, другие граблями, вилами работали.

Своё поле содержали, картошку сажали, овощи – хватало до свежих. Если на посадку оказывалось маловато, то картошку из дома приносили помаленьку.

Столовая находилась в отдельном корпусе, была и молочная кухня.

Все помещения отапливались дровами, поэтому ездили в лес пилить, колоть дрова, расчищать деляны. Истопник топил печи один раз в сутки. Было очень холодно. С прогнившего пола несло стужей. Когда становилось невмоготу, дежурные медсёстры сами протапливали по ночам печи. Работали.

Воспоминания Раисы Козловой. Стаж работы в медицине 40 лет.

– Я поступила на работу третьего марта 1971 года в качестве заведующей детской молочной кухней. Она занимала небольшой отдельный домик. В первой комнатке, поделённой прилавком, производили выдачу молочной продукции, дальше находилось три холодильника. Справа стояла печь, налево – дверь в комнату, где готовили, кипятили, стерилизовали. Здесь находилась большая электрическая плита, бачки, посуда, множество мерных бутылочек, баночек. Их прожаривали в духовке, как и пергаментную бумагу.

Лидия Рухлова была моей помощницей. Фляги с молоком таскали, для фляг был сделан ледник, где охлаждали молоко, готовили разного вида специальные кефиры, заквашивая специальным молочным грибом. Заканчивали работать – промывали гриб молоком, заливали свежим. Всегда стояли две банки с закваской.

Народу к нам приходило много, целый день были на ногах (спасибо тёте Зое Ахматкановой – подкармливала супчиком, кухня для  больницы находилась рядом в отдельном доме). Готовили продукцию по рецептам врача, для дезинфекторов, для детских яслей №№ 1 и3, в детское отделение больницы.

Молоко возили с молокозавода на дрожках, управлял конной подводой дед Никитин. Вперёд на дрожках едем с пустыми флягами, обратно – пешком – тяжело лошади с полными флягами. Потом машина появилась, Паша Лепшин стал возить.

В 1973 году я ушла в декретный отпуск, в 1974 вышла на работу в поликлинику.

То, чем поделились Бариза Гелеевна Хохлова и Раиса Васильевна Козлова, помнит каждый, кто посвятил свою жизнь медицине, кто с гордостью носил белый халат, кто с умилением рассматривает сегодня старые фотографии с родными до боли лицами, с кем бок-о-бок трудился долгие годы.

В этой бесхитростной истории – истоки настоящего. По-другому просто не бывает.

Лидия ЛЕБЕДЕВА.

(на фото — коллектив 50-60 годов)

You must be logged in to post a comment Login