Какие убытки в период ковикул, как нерабочие дни прозвали в народе, потерпел маленький бизнес? Поговорила с женщинами, жительницами района, которые превратили своё хобби в источник дохода. Именно такое определение самозанятым гражданам даёт налоговый орган.

О превратностях, которые судьба преподносит самозанятому, я знаю не понаслышке, потому что некоторое время назад тоже вращалась в этих кругах. Если это сфера красоты, то ты сам нарабатываешь клиентскую базу, оплачиваешь аренду помещения и коммунальные услуги, закупаешь расходные материалы. Здорово, когда оборот финансов позволяет всё это делать без потери качества жизни. А как быть с ограничениями, вызванными эпидемиологической ситуацией? Имеются в виду нерабочие дни с сохранением заработной платы, которые недавно отгремели в регионе. Заработка нет, всё закрыто, в том числе и помещение, которое ты арендовал. Из каких средств ты будешь платить себе зарплату и на что будешь жить?

Свет в оконце

Светлане чуть за сорок. Она занимается архитектурой бровей и перманентным макияжем. Клиентки, говорит, есть всегда. Супруг мастерицы работает вахтами. На него, подмечает Светлана, в такие времена одна надежда. В семье трое детей: двое малышей-дошкольников и старший сын, студент колледжа. Одевать, обувать, кормить надо весёлую троицу и себя, ещё и ремонт в самом разгаре. Восьмого ноября Светлана вышла на работу и по моей просьбе посчитала убытки: это примерно 10-13 тысяч рублей. Для кого-то покажется несущественным, но не для многодетной семьи.

– Ничего, прорвёмся. Чем детей накормить, всегда найдём, огород у нас большой, урожай хороший. Конечно, грустно, что часть рабочего месяца у меня выпала, но ведь всех денег не заработаешь. Надо надеяться на лучшее. Налоги мы, самозанятые, платим небольшие: четыре процента от ежемесячного дохода. Главное, чтоб опять нас не закрыли, – переживает моя собеседница.

Светлана и её мама, кстати, недавно переболели коронавирусом в лёгкой форме.

Спасительная пенсия

Вторая моя собеседница – Любовь. Она пенсионерка, но продолжает работать на себя, оказывать гражданам услуги в сфере красоты и ухода за волосами. Так сложилось, что нерабочие дни совпали для неё с переездом в новое помещение. Приходится выдерживать  своеобразный двойной удар.

– Я общаюсь с мастерами в нашем районе. Мы много теряем. До пандемии работы было много, не успевали принимать желающих. Сейчас, бывает, придёшь в салон, посидишь весь день – и никого. Чего приходила, спрашивается? Мне кажется, людям всё-таки страшно сейчас ходить по салонам. Сколько некрашеных голов я вижу! Сколько отросших стрижек. Не надо бояться ухаживать за собой и приходить к мастерам, мы ведь в салонах работаем по СанПину, всё моем и дезинфицируем, ведём журналы влажной и генеральной уборок. К прививкам я отношусь нормально. Сама вакцинировалась, наконец, в сентябре. Раньше не могла, здоровье не позволяло. Хочется уже скорее приняться за работу. После этой недели вспомним прошлый год, будем с девочками-коллегами усиленно трудиться, обживать свежее гнёздышко, чтобы старых клиентов не растерять и новых привлечь, – поделилась Любовь.

Спасает Любу, конечно, пенсия, стабильность в её жизни всё-таки остаётся в это непростое время. Да и сыновья помогают, правда, сами сейчас экстренно вернулись из далёкой северной стороны, ждут следующей вахты.

Хлопать ресницами и взлетать

Алёна – лэшмейкер, по-простому – мастер по наращиванию ресниц. Живёт с молодым человеком и котом по кличке Зевс. В сфере красоты трудится чуть более трёх лет, имеет постоянную клиентскую базу. Иногда, если есть запись, работает в Тюмени, арендует помещение в офисе с почасовой оплатой. В последние дни перед длинными «выходными» трудилась с девяти утра до девяти вечера, принимала клиенток на дому и перевыполнила свою обычную норму. Возможно, грядущая «нерабочка» сказалась, женщины заранее позаботились о том, чтобы потом не бегать в поисках мастера сломя голову и войти в рабочее русло во всеоружии красоты.

– Получается,  в плане финансов я практически ничего не лишилась. Спасло ещё и то, что я не арендую помещение, а работаю дома. Примерно тысяч пять-шесть, которые могли бы пойти на совместную аренду, остаются в кармане. Эту неделю прожила без потерь, разве что накануне от увеличения нагрузки спина дала сбой. У нас, мастеров по ресницам, это слабое место, потому что во время работы приходится долго сидеть в одной позе. Мы страдаем от остеохондроза, сколиоза, часто бывает аллергия на клей. Но это часть профессии. В целом, я могу себе позволить один месяц не работать. Есть небольшая финансовая подушка. Но если такие меры по отношению к нам будут приниматься часто, придётся понервничать, – поделилась мастерица.

На ресницах, говорит Алёна, девушки не экономят. Сейчас, когда маски закрывают лица, хочется сделать яркий акцент на глаза.

– Это дело затягивает. Приходят девушки, говорят: мне один разок, на корпоратив, свадьбу, юбилей. Но мы-то, мастера, знаем, что есть эффект «лысых» глазок, когда девушка себя уже не воспринимает с родными ресницами. Дамам хочется выглядеть эффектно и при этом не вульгарно. Я в этом помогаю с удовольствием. Надеюсь, буду помогать и дальше, мне нравится эта работа. Скорее бы эта пандемия закончилась, и неопределённость вместе с ней.

Живы будем, не помрём

Я работала в бюджетном учреждении в 2020 году, и когда Президент впервые объявил о нерабочих днях, мы осели по домам. Это не значит, что мы не работали вообще. Что-то делали дистанционно и знали, что в назначенный день телефон «сбрякает» – деньги на карту придут. Тогда я чувствовала некоторую неловкость и даже стыд перед теми, у кого такой возможности не было, у кого невыход на работу означал одно – отсутствие денег. Бизнесу всех рангов тогда пришлось тяжело, многие так и не оправились, несмотря на меры поддержки. В то время появилась в народе грустная шутка: «Выживут только бюджетники». Радует, что сегодня все мои собеседницы смотрят в будущее стоически, с энтузиазмом. Маленькие женщины с их маленьким, но любимым делом надеются на лучшее.

Екатерина Ермолаева

от admin