О чём фермер думает?

By
Updated: 23 сентября, 2020

Очередной рейд с управлением сельского хозяйства по агропромышленными предприятиям района оказался интересным и насыщенным. В каждом из них свои успехи и проблемы: у Чернышева срезали последний колосок и сушат зерно, у Черкасова расширение производства, а Нигматуллин рассуждает о сельскохозяйственной политике страны.

Без дела жить не может

Раис Нигматуллин некоторое время назад закрывал предприятие, которое специализировалось на выращивании дойных коров и производстве молока. Но, по настоянию управления сельского хозяйства, а может быть, осознав, что не может жить без своего дела, не смотря на проблемы со здоровьем он снова открыл ферму. К сегодняшнему дню поголовье крупного рогатого скота черно-пестрой породы с примесью сибирской крови достигло 142 голов. Кормовая база преимущественно собственная. Если считать вместе с силосными культурами, площади обрабатываемых земель составляют около 300 га.

Загадка хитрого лейкоза

Хотя проблемы остались, и руководитель предприятия их озвучил. За последние восемь лет из-за сложного финансового положения он не приобрёл ни одной единицы новой техники и не получал помощи от государства. На что зоотехник управления АПК Иван Павлов заметил, что животновод долгие годы по своей воле работал как частное лицо, соответственно не имел права на господдержку. Теперь он стал индивидуальным предпринимателем, и на следующий год получит те субсидии, которые ему полагаются по закону.

— Сейчас началась всеобщая борьба с лейкозом, но не никто мне не может объяснить, почему из-за болезни, которая никак не влияет на здоровье человека, требуется уничтожать скот?  Причём, он выявляется у самых высокопродуктивных коров, а те которые дают шиш молока, почему-то лейкозом не болеют. Конечно, я уничтожаю животных с проявлением лейкоза, между тем, в стаде до 70 процентов вирусоносителей, которые в данный момент не болеют. Если будет принят соответствующий закон, то придётся вырезать всё стадо, — делится наболевшим Раис Нигматуллин.

В настоящее время эта тема широко обсуждается и среди политиков, и среди производителей молока. Вопрос, опасно ли лейкозное молоко для человека, остаётся открытым. Но специалисты признаются, что не стали бы пить молоко от животных, больных раком крови, ведь это может иметь отдалённые неблагоприятные последствия для иммунитета человека. В то же время болезнь однозначно опасна для самих коров. Лейкозом заразиться легко, выявить его трудно. Животные годами могут распространять вирус в стаде, но и конце концов заболевание переходит в третью опухолевую стадию, и корова погибает.

Вместе с тем исследования показывают, что лейкоз чаще всего завозится из-за границы (Америки и стран Европы) вместе с закупленным для развода крупным рогатым скотом. Особенно чувствительна к нему голштино-фризская порода.

Перекупщики жируют

Вторая проблема, которую озвучил, предприниматель, — это низкие закупочные цены на молоко:

— Двенадцать лет назад я по двадцать рублей молоко сдавал. Бензин стоил девятнадцать, а солярка – восемнадцать рублей за литр. А сегодня он по сколько продаётся? Больше сорока рублей? А молоко мы по-прежнему сдаём по двадцать рублей за литр. Мне, честно сказать, никакие субсидии не нужны при нормальной закупочной стоимости молока. Между тем, супермаркеты продают его по 50 рублей за литр, при этом покупатели умудряются копить долги по нескольку месяцев.

Глядя на эти дела, так и хочется спросить, как долго переработчики и торгаши будут жировать на крестьянском горбу, забирая львиную долю прибыли себе, в то время как производитель еле-еле сводит концы с концами. Нужен закон, ограничивающий их аппетит.

Сергей Губарев

You must be logged in to post a comment Login