По следам исчезнувших деревень

By
Updated: Март 15, 2019

Сегодня мы говорим о Никольске. Это небольшая деревня, которая находилась в километре от Славянки (также несуществующей нынче). Это было обычное селение с одной улицей. Всего насчитывалось пятнадцать домов. Изложенный ниже материал – всецело заслуга Аллы Сергеевой, проживающей в настоящее время в Красноярском крае. Она родилась в Никольске в 1953 году, поэтому перед вами предстанет деревня образца 60-х годов.

Ветер воспоминаний

«За своё упрямство мой дедушка сильно поплатился: по закону советской власти у многих зажиточных сельчан отбирали всё нажитое ими добро, а самих – грузили в товарные вагоны и отправляли в Сибирь. Так случилось и с моими предками. Именно с этого времени начинается история о Никольске…

Сосланным выделили делянки леса. Первую зиму пришлось встретить в землянках: наступали холода, а строиться было некогда. Жестоко Сибирь встретила приехавших. Много людей не вынесло холода и голода. Но дедушка свою семью сохранил. Зима пролетела, а дед стал потихоньку строиться, обзавёлся небольшим хозяйством. Но в колхоз снова не пошёл – за него отправились его старшие дети. Сам же так и стал жить единолично: распахал пашни (их в то время называли Захаровскими), засеял хлеб, поставил добротный дом-пятистенок, в котором было много окон и высокое крыльцо с большими сенями. К слову, дедушкин дом всё ещё стоит в Новоникольском. Когда деревня стала разъезжаться, этот дом купил директор совхоза Галеев и перетянул в центральную усадьбу. Мы были пару лет назад в Новоникольском, дом всё такой же высокий, хотя дерево уже сильно потемнело, но всё равно дом по-прежнему красивый и родной».

«Я прожила в Никольске всего пятнадцать лет, поэтому воспоминания у меня только детские. Когда окончила школу, уехала учиться в город, а потом – разные города встречались на пути. В то время было так: мой адрес – не дом и не улица, мой адрес – Советский Союз».

«Дедушка научил моего отца играть на гармони. Купил ему инструмент, закрыл в бане и поставил задачу научиться. Папка только поесть выходил, сидел и пиликал. И ведь научился! Без всяких схем, без нот – всё на слух. Любую песню напой – он тут же мелодию подберёт. Понятное дело, ни одна гулянка в деревне без него не проходила».

«Грянула война, и отец в семнадцать лет ушёл на фронт добровольцем. Когда он уходил, вся деревня провожала его. Мы часто просили его рассказать о том, как он вернулся домой с войны. Слушаем и плачем – так радостно было за него… Когда папа убыл, тихо стало в Никольске. Теперь наша гармонь зазвучала на солдатских перевалах, скрашивая фронтовые будни. Так он и прошёл со своей подружкой всю войну. Начал он свой путь с ленинградского фронта. Его войсковая часть первой вошла в Ленинград после блокады. Этот момент папа не мог вспоминать без слёз. Разруха, голод, горы мучительно умерших ленинградцев прямо на улицах…»

«День Великой Победы папа встретил в госпитале. Уже в июне его выписали, и он, ещё не оправившийся от ранения, с трудом добрался до Тюмени. На попутках доехал до Новоникольского. А оттуда оставалось девять километров до родного дома. К счастью, и тут улыбнулась удача: подвезли до сворота на Никольск. Вечер был тёплым, стадо возвращалось с пастбища. Знакомые окрестности, очертания деревни, крыши домов… А слёзы катились по щекам, радостные и горькие одновременно. От того, что довелось увидеть, и от того, что видел сейчас. И достал папка гармонь из вещевого мешка и как растянул меха! Мир замер, когда он заиграл. Но ненадолго. Уже спустя несколько минут вся деревня выбежала с криками «Иван вернулся!». Папа вернулся домой».

«Вернулись с фронта немногие. Но у моего дедушки радости не было предела: все три его сына, хоть и покалеченные, остались в живых. Пётр потерял правую руку, Борис получил ранение в голову, а папа очень сильно хромал после контузии. После войны у народа гора с плеч упала: фашистский захватчик был поставлен на место, и мирная, спокойная жизнь снова вернулась в деревни и сёла. Закипела работа, а вечерами молодёжь веселилась за околицей между Славянкой и Никольском. Пришла пора свататься. Нашли папе невесту Марью, но несвободно было её сердце: погиб её суженый прямо перед окончанием войны. Но её мама (бабушка Лиза) образумила дочь, и та согласилась выйти замуж за отца и переехать в родительский дом. Вскоре вся семья мамы уехала в Свердловскую область. Мама хотела быть ближе к родным, а папа ни за что не покинул бы родную землю. Вот и были на этой почве у них разногласия. Но позже, когда у них родился первенец, молодожёны успокоились. Только недолгой была идиллия: умер их мальчик, а мама сразу ушла от отца, придя к мысли, что ей больше не для кого жить. Прошёл год, боль утраты потихоньку начала угасать. Снова папа начал вставать у мамы на пути. И тогда решила она наведаться к местной знахарке Суранихе. О Суранихе многое говорили: гадалка, знахарка, травница, и даже ведьмой называли. Сторонились её люди, так как всегда опасаешься и боишься того, чего не понимаешь. Однажды мама решилась сходить к ней и прознать про свою судьбу. С улыбкой встретила её Сураниха. Говорит: «Давно жду я тебя, Марья. До самой старости ты проживёшь с Иваном, и будет у вас много детей. Но я должна научить тебя кое-каким премудростям». И научила её бабушка Сураниха всем тайнам трав. Рассказала, как заговорить грыжу у детей, ячмень, и многое-многое другое. После этого мама родила девять детей, без докторов и повитух, сама лечила нас и рассказывала о целебных свойствах трав…»

В заключение

Подобных деревень – живых, своеобразных, родных – ещё огромное множество на территории нашего района. Любая деталь, любой человек, любое воспоминание – бесценны для истории. Этих населённых когда-то пунктов уже нет на карте, но они живы в памяти. Ещё мы можем вдохнуть в них жизнь на бумаге. В прошлом столетии на их улицах гремели праздники, люди женились, уходили в армию, рожали детей, трудились. Именно их жители дали жизнь нам с вами. Это наше прошлое, это точка отсчёта. Нельзя забывать об этом. Нельзя не делиться этим.

Сергей КВАСОВ

You must be logged in to post a comment Login