Деревня жила, но сейчас её нет. Остался о ней только в памяти след

By
Updated: Ноябрь 13, 2018

Уже исчезнувшие с карт селения Нижнетавдинского района. Сейчас у нас есть возможность поговорить с их жителями, ещё хранящими воспоминания о своей малой Родине. Сегодня для встречи с прошлым мы снова отправляемся в чугунаевскую сторону.

Участок №8 (Восьмой)

Зоя Прокопьевна Букова родилась в Берёзовке в 1939 году. Война оставила огромный отпечаток на её семье, о котором она узнала лишь по рассказам матери.

– Отец преподавал в школе военное дело, – начала рассказ собеседница. – Когда началась Великая Отечественная, его забрали. За время войны получил два ранения, был контужен и, в конце концов, комиссован. Много крови ему перелили. 11 апреля 1945 ему нужно было прибыть на комиссию в Велижаны (там находилась больница), и отец отправился пешком. По дороге стало нехорошо, и он постучался в крайний дом, отдохнуть и воды попить. В первом хозяева собирались в лес, а во втором приютили. Там он и умер.

А на Восьмом у матери жили родственники. И решила она с детьми переехать туда. Остались без кормильца – выбора особого не было. 1945 год. На Участке №8 была одна улица и чуть больше двадцати дворов. Располагался посёлок на левом берегу Иски, в пяти километрах к северо-западу от Чугунаево. Здесь, как и в любом селении того времени, жизнь кипела: люди ходили за скотом и на ферме, и дома. Без животинки было просто не выжить. Зоя Букова вышла замуж, у неё родилось две дочери. Так неспешно и существовал Восьмой, пока не началось укрупнение. Многие перебрались в Чугунаево (в том числе и Зоя Прокопьевна с семьёй). Кто свои дома перевозил, кто мог – покупал. А в 1971 году посёлок исключён из учётных данных. Сейчас осталось только поле, но и оно давно уже находится в распоряжении аграриев.

Малая Сигарка

Семья Марии Алексеевны Антонюк приехала из Белоруссии. У деда, помимо её отца, было ещё шесть детей. По закону каждому необходимо было выделить надел. Земли у деда не хватало, так что он решил переехать в Сибирь. Таким образом, они оказались в Малой Сигарке, которая образовалась выходцами из Белоруссии и Украины в 1910-е годы в шести километрах к западу от Чугунаево.

– Когда война началась, отца с четырьмя братьями призвали на фронт, – вспоминает Мария Алексеевна. – Он меня на руках держал, когда прощались, а все плакали. Это навсегда врезалось в память. Вернулся только папа и один из дядей… Было пятьдесят дворов, деревня была довольно большая. Все работали в то время в колхозе. Коровы дойные, нетели откормочные, овцы, свиньи, куры – каждый человек деревни знал, что ему делать. Летом всех с литовками отправляли на покос. И конный двор был, и ферма, и кузница, и сушилка с током. В общем, обычное советское село. В 1961 году мы перебрались в Чугунаево, а к началу 1970-х разъехались все остальные.

Добрино

В 1918 году родители Владимира Егоровича Наливайко приехали в небольшой посёлок Добрино, что расположился в пяти километрах к северо-востоку от Чугунаево. В то время переселенцы предпочитали обживаться в тех селениях, где имелись земляки. Дед у Владимира был латышом, а бабушка – полячкой. А так как в Добрино почти половина населения составляли латыши, там они и решили осесть.

– В деревне была только начальная школа, – рассказал Владимир Егорович. – В пятый класс мы уже ходили пешком в Чугунаево. Волков было – стаями бегали. По утрам часто находили загрызенных овец. И мы, ребятишки, всю дорогу в школу и обратно слышали волчий вой. Охотников особо не было, и их не отстреливали. Ещё один случай припоминается. Мужичок подвыпивший с Чугунаево на лошади возвращался. И нарвался он на стаю волков. Пришлось ему забраться на зарод сена (не каждый по трезвости может). Пока лез, потерял валенок. А лошадь тем временем прибежала в деревню. Там засуетились и отправились на поиски. В конечном итоге нашли, но бедолага ногу отморозил, которую впоследствии ампутировали.

Семья Наливайко покинула Добрино в 1961, а спустя четыре года деревня была упразднена.

Малые Юрты

Переселенцы за строительством домов в деревне Малые Юрты

В начале 1900-х годов в Сибирь начали перебираться казанские татары. Местные в силу каких-либо причин отказывались их принимать, и приходилось переселенцам образовывать новые селения. Так возникло несколько деревень на Нижнетавдинской земле, одна из них – Малые Юрты (в некоторых источниках – Малые Юрты Иска). Одними из первых жителей стали предки Фарида Варисовича Каримова. Выселок образовался в трёх километрах от Юрты-Иски выше по реке. Сначала люди жили в землянках, ямы от которых можно увидеть и в настоящее время. Затем обрастали домами, укрепляя хозяйства.

– Первыми жителями были Сантимировы, Хайруллины, Садыковы, Ниязовы, – вспоминает Фарид Каримов. – Занимались они, в основном, скотоводством и рыболовством. Земледелие было не в чести. Богатые земельные угодья использовались как пастбища. Только перед войной жители начали высаживать картофель и другие овощи. Было около двадцати пяти дворов. Семьи в то время были многодетные, ни в одном доме не было меньше пяти детей. В деревне стояла овцеферма, насчитывающая тысячу голов. Изба-читальня была, начальная татарская школа. После окончания четырёх классов дети ходили в Юрты-Иску. Взрослые работали тоже там, кроме тех, кто был занят на овцеферме. В общем, жизнь кипела, люди трудились, дети учились.

Когда началась хрущёвская политика укрупнения, многие переехали в соседнюю деревню, где образовали целую улицу.

Вместо заключения

Подобных деревень ещё десятки по нашему району. Большинство из них упразднено в 1970-х годах. Некоторые – ещё раньше. Об одних ещё теплится память у людей, а о других уже ничего толком и не узнаешь. Как бы там ни было, проект продолжается. И если у кого-то из читателей возникнет желание поведать о своей малой Родине, не существующей ныне, милости просим. Мы должны сохранить прошлое нашего края. Это важно и для нас, и для будущих поколений.

Сергей КВАСОВ

You must be logged in to post a comment Login