Деревня вымершая? Вздор! Хранится память до сих пор

By
Updated: Октябрь 30, 2018

Многие селения  исчезли с карты Нижнетавдинского района. Постараемся вспомнить о них, о людях, которые там проживали.

Первой деревней, о которой мы расскажем, будет Болтан (ударение на второй слог). Она располагалась на правом берегу реки Иски (в четырёх километрах от Чугунаево), а название получила от её правого притока. Согласно некоторым данным образована в 1914 году выходцами из села Юкачи Мамадышского района республики Татарстан. Интересно то, что эти самые выходцы были представителями народа кряшен (здесь говорят – крашен) – крещёных (православных) татар. По данным Всероссийской переписи населения 2010 года в нашем государстве насчитывалось без малого 35 тысяч представителей этой национальности. И поэтому Болтан вызывает ещё больший интерес, как место компактного проживания малочисленной народности.

И дело гудело, и быт не забыт

Когда участок для деревни был получен официально, был дан клич крашенам из Татарии о том, что можно без проблем приехать и осесть. Перебирались на новое место жительства целыми семьями. И постепенно деревня расстраивалась. Была одна улица длиною в километр. В начале 30-х годов здесь образовался колхоз «Якты юл», что с татарского переводится как «Светлый путь». Появились клуб, начальная школа, фермы (120 голов крупного рогатого скота и 3000 – свиней), водяная мельница, кузница. А магазин был – с близлежащих селений приходили.

– Школа располагалась в двух домах, – вспоминает Иван Никифорович Андреев, уроженец Болтана. – В одном учились первый и третий классы, а во втором – второй и четвёртый. Преподавателями были супруги Прямовы, Алексей Исаакович и Анна Ивановна. В пятый класс мы ходили уже в Чугунаево. Подвоза в те времена не было, и нам приходилось пять километров проходить пешком. Собирались все вместе и отправлялись на учёбу. Иногда везло: удавалось уехать в кузове с нашими, которые работали в Чугунаево. А ведь в каждом дворе были или трактористы, или шофёры…

Болтанские ребята оканчивали восьмилетку, затем проходили курсы на специалистов, после чего поступали на работы. Десять классов можно было окончить в Велижанах, только это надо было ездить – неудобно и накладно для многих. Но некоторые юноши и девушки поступали именно так. Первым, кто получил среднее образование, был сын учительницы. А Алексей Бейкин отправился на службу в армию в Москву, после чего остался учиться в Московском государственном университете имени Ломоносова. Он стал первым из деревни, кто получил высшее образование. Его пример подстегнул остальных. Затем в Чугунаево поставили новую школу в кирпичном исполнении и сделали десятилетку. И стали ещё сильнее тянуться к науке молодые болтанцы…

– Зимой часто ходили в школу пешком, – рассказывает Илья Павлович Бейкин, настоящий староста и смотрящий за кладбищем. – Однажды меня оставили после уроков в шестом классе. Преподаватель физики Комлев Леонид Николаевич. Он не отпустил меня, пока я не пересказал ему урок. Выхожу, значит, из класса, а в коридоре пусто. Думаю, ну ладно, может у дороги ждут. Вообще мы и в школу, и обратно ходили все вместе, дружно и организованно. Но и там никого не оказалось. А ещё такая пурга была в тот вечер, даже следов не было видно. Да и учились мы во вторую смену. Я уже подумывал постучаться к кому в Чугунаево, чтоб приютили на ночь. Но заметил трактор. Лукьянов Александр возвращался после работы. Смотрю: кабина вся забита детьми. Семьи у всех тогда были многодетные. Он и говорит мне: «В кабину уж некуда, Илья. Давай я потихоньку поеду, а ты за мной?». Рюкзак забрал у меня, правда. И вот так я пять километров по колее, оставленной гусеничным трактором, трусцой бежал домой…

Староста уже давно несуществующей деревни Илья Бейкин (слева) и Рафаиль Гибайдуллин у ворот Болтанского кладбища

В лучшие годы в Болтане насчитывалось чуть больше пятидесяти дворов. И в каждой семье – от пяти детей. В двух семьях было по двенадцать. А по-другому тяжело было бы. Личное хозяйство было у каждого. Картофеля садили много, овощей разных. И живности было прилично: коровы, свиньи, куры, гуси, утки. Так что рабочих рук требовалось много. И быт национальный старались сохранять. Какой праздник – в клубе устраивали концерт, где наряду с русскими песнями обязательно звучали народные. Дома и разговаривали по-татарски, а за пределами деревни – уже на русском. Жители Болтана отмечали все церковные праздники. Особенно долгожданной была Пасха: украшали дома, красили яйца, ходили друг к другу в гости. Когда взрослые отправлялись на работу, все маленькие оставались на попечение бабушек и дедушек. Они прививали им всё то, к чему сами были приучены. И именно эта преемственность поколений делала болтанцев очень воспитанными, трудолюбивыми и отзывчивыми людьми. Из этой деревни вышли работники сельского хозяйства, просвещения, медицины, культуры и многих других отраслей. С другими народностями крашены сохраняли тёплые, даже уважительные отношения. С татарами-мусульманами жили бок о бок, и никогда никаких разногласий не возникало. Даже семьи появлялись. И с чувашами из Канаша дружили, и с русскими.

1974 год. Апогей Болтана

Началась политика укрупнения. И, в конце концов, в 1974 году из Болтана уезжает последний житель.

– Я убыл на службу в армию из Болтана в 1973 году, – смеётся Илья Бейкин. – А вернулся через два года уже в Чугунаево. Мои родители вместе с остальными жителями переехали, и в деревне никого не осталось.

Да и самой деревни уже нет. Мы проезжали по тому месту, где 45 лет назад тянулась километровая улица, но сейчас никаких следов крепкого селения, увы, не найти. И только кладбище жители сохранили. Более того – выбрали смотрящего, который следит за порядком. Должен отметить, что такого ухоженного кладбища я не видел никогда. Каждый год ближе к Троице бывшие болтанцы дружно убираются там. Только подумать: спустя столько лет они бережно хранят память о своём селе, держат связь с односельчанами, находясь в разных городах и сёлах. И хоронят большинство уроженцев Болтана именно здесь. Для старшего поколения является очень важным после смерти предаться той земле, где родился и вырос, которую считаешь родной.

– Если бы не заставили тогда народ переехать в центральную усадьбу, Болтан, вернее всего, и сейчас стоял бы, – рассуждает Иван Андреев. – Много деревень исчезло из учётных данных в то время. В том числе и в Нижнетавдинском районе. Почвы для размышлений предостаточно, но произошло то, что произошло.

Только в районе Чугунаево вымерших деревень несколько: Болтан, Малые Юрты, Коробка, Малая Сигарка… А что говорить о районе? Наверное, о них и информации сохранилось не особо много. Но дело большое. Мы продолжим копаться в страницах истории и человеческой памяти и собирать материалы о уже несуществующих деревнях. Было бы отлично, если бы образовалась обратная связь.

Сергей КВАСОВ

You must be logged in to post a comment Login